Приветствую Вас Гость | RSS

Татьяна Сельвинская

Четверг, 20.09.2018, 16:12

СМИ о Татьяне Сельвинской

РЕПОРТАЖИ И ИНТЕРВЬЮ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ

19.6.12.Телеканал "Россия К". "Главная роль". Татьяна Сельвинская (эфир 19 июня 2012 года)



24.5.12.Телеканал "Россия К". "Новости культуры". Дневной выпуск 24.05.12 Более ста полотен Татьяны Сельвинской на выставке "Дар"

Выставка «Дар», которая проходит в Государственном музее А.С. Пушкина, представляет более ста полотен Татьяны Сельвинской. Живописец, театральный художник, она оформила около двухсот спектаклей по всей стране. Её коллеги гадают, где у Татьяны Сельвинской начинается живопись, и где заканчивается театр. Она и сама признаёт их неотделимость в своём творчестве, говоря «В театре я живописец, а в живописи театральный художник».

Это объяснение в любви друзьям, ученикам, коллегам, гениям. Владимира Высоцкого она написала уже после смерти поэта и актёра - по фотографии. Пётр Фоменко отказался позировать, но все равно режиссёр смотрит с картины кисти Татьяны Сельвинской. Она хотела его написать. Её работы отражают не внешность. Сельвинская заглядывает прямо в душу. Улавливая то, что взору других, порой, не доступно.

«Это Галя Ариевич. Она была очень яркой женщиной, а мне тогда хотелось писать ярко. Она пришла в красном с зелёными серьгами, такая вся сияющая! Я написала с натуры, потом она ушла, и я продолжила работу. Звоню ей и говорю: «Галя, что случилось? У меня трагический портрет получается! "А я завтра ложусь в больницу…". И она умерла потом», - вспоминает Татьяна Сельвинская.

Такие знакомые и не всегда узнаваемые актёры, режиссёры… всего здесь 114 полотен. Большинство картин из коллекций самих моделей. Одни с портретами фотографируются, другие поясняют замыслы художника.

«Это не какой-то костюм театральный, это обычная одежда. Так она увидела и написала, так, что это производит впечатление некоего графа или князя», - говорит актёр театра им. Н.В. Гоголя Владимир Прянчин.

«Её живопись корнями из театра. Это видно особенно по динамике превращения её портретов к сегодняшнему дню. Вначале это были более традиционные портреты – она театром занималась мало. А потом, чем больше театра, театральных людей, постижения театра, тем в портреты театр проникает очень сильно», - рассказывает художественный руководитель театра «Эрмитаж» Михаил Левитин.

Самая ранняя из представленных картин датирована 47 годом. Это портрет домработницы семьи Сельвинских – Параши. Самые родные сердцу – портреты родителей – поэта и его музы, людей, которые уже двухлетней Сельвинской не только говорили, что она станет художником, но и делали для этого всё.

«Папа меня с очень раннего возраста водил в какой-нибудь музей и рассказывал мне и сюжет, и пластику. Я вот помню Гогена: и линия тела, и линия берега, и линия неба. Отправили меня учиться к Фальку, это в советское время!», - вспоминает Татьяна Сельвинская.

Татьяна Сельвинская и сама воспитывает художников. Частью этой выставки стали 23 картины её ученика - Олега Вакулина.

Обе экспозиции объединили под общим названием «Дар». Дарить свои работы для Сельвинской стало традицией. Открытие выставки не исключение – пять работ из серии «Маленькие трагедии» Пушкина теперь останутся в музее.

21.3.12.Телеканал "Россия К". "Новости культуры". Утренний выпуск 21.03.12 Выставка Татьяны Сельвинской открывается сегодня в Москве

Татьяна Сельвинская – известный российский театральный художник, дочь поэта Ильи Сельвинского. В 53-м окончила Институт имени Сурикова и с тех пор влюблена в живопись и в театр. Сельвинская оформила около 200 спектаклей во многих театрах России. Работы художницы находятся в Третьяковской Галерее, Театральном музее имени Бахрушина и других музейных собраниях. Весенний подарок от Сельвинской – выставка «Троица», куда вошли картины из самых разных циклов.

«Театральная станковая живопись» – именно так Татьяна Сельвинская определяет свой стиль в изобразительном искусстве. Каждая её выставка – маленький спектакль. Она создает масштабные полиптихи, выстраивая сложную драматургию. Сельвинская всегда работает по шесть часов в день, не отходя от мольберта. За что коллеги с улыбкой называют её «труженицей».

«Большинство людей очень переживают свой возраст, – говорит Татьяна Сельвинская. – А я совершенно счастлива, у меня самый счастливый период после 70 лет начался, и с каждым годом я чувствую себя свободнее, у меня были замечательные учителя и я должна хранить их законы, но я начала их разрушать, но помня, тем не менее, своих учителей».

Своими главными педагогами художница считает великих мастеров Роберта Фалька, Александра Тышлера и, конечно, своего отца – поэта Илью Сельвинского. Когда-то он писал дочери – «В душе твоей поиск редчайших тонов» – и это действительно отражает живопись Татьяны Сельвинской. Цвет для художницы, словно строительный материал. В новую экспозицию вошли работы разных лет, но именно в цикле «Многоточие», как призналась художница, она сделала для себя открытие, соединив в картинах «Вознесение», «Вдохновение» и «Цветение» живопись и графику.

«Здесь она сочетает такую тонкую живопись с графикой в плоскости одной работы, то есть, если говорить о профессиональных качествах, то здесь очень много находок, очень много нового, очень много молодого», – считает галерист Елена Юренева.

Татьяна Сельвинская внесла в живопись театральные законы. В её полиптихах – всегда есть пролог, центральная часть и эпилог. Художница признается, что легко можно было вместить сюжет в границы одного холста, но ей не хочется сдерживать полет фантазии.

«Безусловно, Тата Сельвинская талантлива как художник сценограф, собственно говоря, театр подсказал ей много живописных идей, которые она реализует сейчас, именно её живопись, живопись Сельвинской, плоть от плоти театр», – говорит заместитель генерального директора Центрального Театрального музея имени А.А. Бахрушина Александр Рубцов.

Год назад она совместно с режиссером Никой Косенковой выпустила спектакль «Леди Шекспир». Сейчас художница продолжает работать для театра. Татьяна Сельвинская в поиске новых пространственных решений.

23.1.09Телеканал "Россия К". 23.01.09 Палитра чувств Татьяны Сельвинской
Выдающийся мастер сценографии Татьяна Сельвинская предлагает сыграть спектакль без актеров и слов. Главные действующие лица ее персональной выставки под названием «Театр неба» – это живописные работы, в которых художник постаралась передать всю гамму чувств.

На ее веку было около двадцати персональных выставок, поэтому создавать обычную экспозицию Татьяне Ильиничне не хотелось. Работы повесили по диагонали. Разместили картины так, чтобы они напоминали пунктир. Портрет отца, известного поэта-конструктивиста, занимает в «Театре неба» главное место. Рядом можно увидеть семейные фотографии и книги с посвящением любимой дочери. Татьяна Сельвинская стремится передать всю гамму человеческих чувств в красках. Фиолетовая ненависть, синяя тоска, голубая надежда, зеленая верность – так называются картины серии «Палитра чувств».

«Ненависть – это с одной кисти прямо яд падает. Тоска – это крест. Надежда – это полет, а верность – это вот стоим насмерть», – поясняет она.

26.8.08.Телеканал "Россия К". Сегодня на "Худсовете". 26 августа 2008 года



25.8.08.Телеканал "Россия К". 25.08.08 «Фоменки» глазами художника Татьяны Сельвинской

Первой премьерой на Новой сцене «Мастерской Петра Фоменко» можно считать открывшуюся сегодня выставку работ Татьяны Сельвинской. Известного театрального художника с «фоменками» связывает многолетняя дружба. В «Мастерской» Татьяна Сельвинская оформила ряд спектаклей, которые стали визитной карточкой этого театра. Рассказывают «Новости культуры».

Татьяна Сельвинская – сценограф, живописец, поэт. Недавно она отметила 80-летие. Начиная с 1956-ого года, оформила более 150 спектаклей в ведущих театрах Москвы, написала более 500 портретов, около двух тысяч картин, выпустила шесть сборников стихов. В последнее время художница и поэтесса не так активно сотрудничает с театрами, зато целиком отдаётся живописи. Уже в этом году ей удалось написать 38 работ. Они представлены на выставке «Моя Библия», открывшейся в фойе театра «Мастерская Петра Фоменко».

«Этому учиться невозможно, а побыть с этим хорошо», – сказал Пётр Фоменко на открытии выставки Татьяны Сельвинской.

Пётр Фоменко, художественный руководитель театра: «Вы умеете не обижаться ни на жизнь, ни на людей. Это сказывается в том свете, который возникает в этих работах, почти во всех . Я имею в виду свет. Хотя Блок говорил : «Познай, где тьма, поймёшь, где свет».

«Библия» Татьяны Сельвинской далека от канонов. Художница не иллюстрирует Вечную книгу, а предлагает ее собственное прочтение. Минимальными средствами она создаёт обобщенные образы - Магдалины, ангелов, Серафима. Христа. Часто какая-то одна деталь напоминает о библейских событиях. Так, в картине «Несение креста» видны лишь ноги Иисуса. А в «Тайной вечери» заметны силуэты учеников, растворяющихся в лучах света. Также лаконично выглядят семь дней «Сотворения мира». Триптих, посвященный «Троице» Андрея Рублева, тоже как бы возникает из небытия. И всё-таки, в станковых работах чувствуется, что их писал театральный художник. В них много юмора и игры. Например, автопортрет Татьяны Сельвинской – перевёрнутый. А одна из картин называется «Большая стирка».

Татьяна Сельвинская, художник: «Это анекдот есть. Висят два листочка фиговых. У Адама и Евы - большая стирка. Вот я этот анекдот позволила себе в 80 лет и хулиганскую Адам и Еву. Пётр Наумович сказал: «Ну, наконец-то, вы хулиганите. Самое время».

«Восемьдесят – это самый счастливый возраст в моей жизни. «Я полностью свободна и ничего не боюсь», – говорит Татьяна Сельвинская. К тому же с театром художница не рассталась. Его атмосфера сохранилась в картинах художницы.



СТАТЬИ В ГАЗЕТАХ И ЖУРНАЛАХ

ТСсс… живопись тихая и без точки  

21 марта в галерее «Кино» всего на 7 дней открылась выставка Татьяны Сельвинской «Троица». В свои 84 года художница пишет с азартом начинающего автора, по шесть часов простаивая у мольберта, а расписание выставок настолько плотное, что директор галереи Елена Юренева и художница вели переговоры несколько лет. В частной галерее картины Сельвинской выставляются впервые.

Татьяна Ильинична – дочь поэта Ильи Сельвинского, ученица таких выдающихся художников, как Роберт Фальк, Александр Тышлер, Михаил Курилко-старший. Она начинала как театральный художник, оформила множество спектаклей и по сей день не отказывается от предложений режиссеров. Последняя ее работа – оформление спектакля «Леди Шекспир» театра «Никиндом», Первого домашнего профессионального театра.

Театральное мышление Татьяна Ильинична принесла в свою живопись. Драматургия визуального образа и цвета, композиционное звучание триптихов удачно воплощаются в больших сериях и тематических циклах, в которых привыкла работать художница.

Выставка «Троица» - собрание работ разных лет, принадлежащих многим циклам, но объединенных природной и библейской темами. Центральное место, хорошо просматриваемое с любых ракурсов и углов, занимает триптих «Троица» - переосмысление Сельвинской известнейшей иконы Андрея Рублева. По словам Натальи Ильиничны, это ее любимая, вызывающая наиболее трепетные чувства работа. Светлые тона картины напоминают узоры коры дерева, и очертания Троицы словно проступают сквозь нее. На левой и правой частях триптиха изображена Троица, озаренная то внутренним светом, то будто-бы отблеском костра или свечей, то кажется, что фигуры и являются пламенем свечи, а знаменитая чаша, просматриваемая между ними, похожа на бокал, наполовину наполненный белым вином. В центральной части изображен сам иконописец Андрей Рублев. Его фигура едва проступает, но лицо, обрамленное покрывалом, таит свой секрет.

В основном все картины выполнены в светлых, тихих тонах: «Шестикрылый Серафим», «Жизнь дерева», группа новых работ «Цветение», «Вдохновение», «Вознесение». Но даже темно-синяя «Лунная соната» несет в себе не тоску или тревогу, а спокойствие и безмятежность. В углу картин виднеется надпись – «ТС».  

В новых работах, представленных на выставке, Сельвинская соединяет живопись и графику и, соответственно, два типа красок – акрил и масло. Для художницы это новый способ передать свои мысли и чувства и новый виток в ее живописи.

Татьяна Ильинична говорит о себе, как о счастливом человеке: «Большинство людей переживают по поводу возраста, старости, а у меня самый счастливый возраст начался после 70-ти. Я абсолютно счастлива. У меня были замечательные учителя, и хоть я стала нарушать их законы, я их помню».  

Свои картины Татьяна Ильинична любит, как своих детей, считая, правда, что их не все понимают. Художница говорит, что точнее всего, ее картины может выразить знак многоточия – отрицание точки и полный простор для фантазии наблюдателя. «Вы можете трактовать их как угодно. Картины - то же, что и стихи» - говорит Сельвинская.

Александр Рубцов, заместитель генерального директора театрального музея им. А.А. Бахрушина, давно знаком с Татьяной Ильиничной, которую ласково называет «Тата»: «Надо потратить много времени, долго постоять у ее работ, чтобы почувствовать масштаб живописи».

Елена Юренева, давно знающая и ценящая творчество Сельвинской, отмечает профессиональный подход художницы к выставке, внимание, уделенное каталогам и изданиям, и, конечно, мастерство самих работ. «Мне кажется, это художник, который знает, что он хочет сказать в искусстве, как это сказать и для чего. Она работает очень много, ей уже практически ничего не надо открывать, она все для себя уже поняла и все открыла. Возможно, поэтому у меня такое желание выставлять все то, что было сделано за многие годы».

Выставка в галерее «Кино» интересна тем, что собранные на ней картины, созданные в разное время, и, относящиеся к разным циклам, смотрятся по-новому – все вместе и каждая картина в отдельности. Это и важный опыт для художника, и привлекательная возможность для посетителей. Используя театральную терминологию, можно сказать, что картины на этой выставке играют свою новую пьесу.                                                             

Анна Емельянова,

иллюстрированный художественный и исторический журнал «Мир музея».



Татьяна Сельвинская. «Чудес на свете много…»

Татьяна СельвинскаяПри подготовке мартовского номера мы обнаружили, что среди театральных художников женщин мало. Одно из немногих исключений – Татьяна Сельвинская, маститый сценограф, с которым работали крупнейшие деятели отечественного театра. Впрочем, если бы Татьяна Сельвинская не стала театральным художником, она, безусловно, прославилась бы своей живописью. Или стихами. Талантливый человек талантлив во всем.

– Татьяна Ильинична, театральных художников-женщин сейчас мало. Как Вы думаете, с чем это связано?

– Да, это действительно так. В мое время женщин-сценографов почти не было. Когда я училась в мастерской Михаила Ивановича Курилко, мне постоянно говорили, что театральный художник не женская профессия, что это профессия, где надо хорошо уметь ругаться матом. Тем не менее, я всю жизнь проработала в театре и успешно обходилась без мата. Скажу больше, при мне ни режиссер, ни рабочий сцены – никто не позволял себе таких слов. Теперь ситуация меняется в прямо противоположную сторону – на курсах сценографии почти нет мужиков и, видимо, скоро в этой сфере будут работать одни женщины.

– Что заставило Вас пойти именно на сценографа, в театральную мастерскую Михаила Ивановича Курилко?

– Это достаточно драматичная история. Дело в том, что я была ученицей Роберта Фалька (брала у него уроки до поступления в Суриковский институт) и, естественно, сначала хотела поступать на отделение живописи. Но к Фальку отношение в советское время было сложное: и при Хрущеве, и при Сталине он был «в загоне». И для меня сложности начались уже при поступлении: несколько раз не принимали, приняли только после того, как папа (поэт Илья Сельвинский) сходил в Министерство культуры. На третьем курсе, когда началось распределение по мастерским, надо было написать жанровую картину. Я этот жанр терпеть не могла и вместо жанровой картины написала портрет. Тогда меня «сослали» на театральное отделение. Полгода я рыдала, потому что хотела быть живописцем, а через полгода поняла, у кого учусь, и теперь продолжаю каждое утро благодарить Бога за то, что попала туда. Это было чудо – по-другому не назовешь. Очень большие трудности начались после окончания института – женщин тогда в театре не признавали, три года я сидела без работы. В 56-м году я выходила замуж за человека, который жил в Одессе. Помню, тогда я была в панике от того, что лишаюсь среды, к которой привыкла. Мы пришли к Фальку с моими портретами. Естественно, я тогда не очень умела писать – живопись была просто никакая. Фальк посмотрел и сказал: «Поезжайте в Одессу и не пишите ничего, пока не потянет», – гениальный совет. Полгода я не писала, а потом стала писать так, как будто училась у Фалька. Мало того – я не успела еще выйти замуж, а мне из театра в Одессе прислали приглашение на работу. Часто говорят – талант на потомках отдыхает. Я так и слышала все это время. А в Одессе в театре посмотрели мои работы и сказали: «Чувствуется отец». Так я стала работать, оформлять спектакли в огромных количествах – от Одессы доЭскиз Магадана. Каким образом? Ведь не было рекламы, пиара – я этому до сих пор удивляюсь. Вообще чудес на свете много. Чудеса есть, я в этом убеждена.

С какими замечательными режиссерами мне доводилось работать! Берман, Левитин, Фоменко, Наум Орлов, Табачников, Бородин, Андреев, Виктюк – даже не верится! Тем не менее, я всегда считала себя прежде всего художником-живописцем. Хотя и в моих живописных работах театр всегда присутствует: я люблю писать ткани, арлекинов, разные цирковые образы.

– Чаще, наверное, бывает по-другому – художники-сценографы занимаются живописью как хобби.

– Не совсем так. Думаю, «хобби» здесь – не совсем уместное слово. Часто случается так, что именно творчество, которым художник занимается «для себя», и составляет для него главное, является его подлинной страстью. Именно страстью, а не хобби.

– У Вас скоро откроется выставка в Бахрушинском музее. Что на ней будет представлено: произведения для сцены или живопись?

Календарь

«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Наш опрос

Поделитесь своим мнением о сайте
Всего ответов: 7

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0